Не так было с Брахмой. Лицом к лицу схватился с ним враждебный Шива; потом, (по примеру Шивы), и Вишну. Оба у Брахмы отнимают первенство, через это самое признавая его первенство и его первородство в Индостане. Парабрахма решает спор в пользу Шивы, наказывая гордость Брахманского любознания. Шива потом решает спор в пользу Вишну, показывая, через это самое, подражательность в позднейшем мифе и относительную молодость вишнуизма. Мы видели, что лицо Вишну, как ни было искажено страстью Индейцев к символизму, сохранило свою красоту в Лакшми, его подруге: прибавим, что даже в нём самом какая-то врождённая красота побеждает все позднейшие искажения и представляет нам идеал образа человеческого в Раме и Кришне. Иранский же характер его сохраняется в благой деятельности, в спасении мира от пучины вод (предание чуждое настоящему кушитству) и многими сходствами в атрибутах с Мифрой и Аза-Фором. Но он действительно не Фор и не Мифра: он не выходец из западного, а сын восточного Ирана, царь волн морских, окружённый источниками многоводных рек, но в то же время отголосок человекообразной веры, отечеством которой мы должны признать полосу земель от Бактрии до Лигурии. Нам уже известно население этой полосы: оно в братстве с началом Иранского племени, но не одинаково с ним. Ветви разделились в глубокой древности, и Бактрия, коренное жилище Ванов, Ванаша, Ванада или Венда – именем своим (которого корень Бахтер, Восток) доказывает истину, уже известную нам: западное происхождение собственно Зендского народа. Мы уже проследили Вендское расселение до самой западной оконечности средней Европы. Права Славян считать Вендов своими предками неоспоримы для всякого здравомыслящего критика. Должно или исключить имя Вендов изо всех исторических памятников, или признать его однозначащим со Славянами, или отвергнуть все законы самой критики исторической; ибо нет ни одного остатка Вендского племени, нет ни одного обломка народа, носящего имя Вендское, на Севере, Юге или в средине Европы, который бы не был чисто Славянским народом.

http://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Homyak...

В соседнем народе злое начало изображено символом змеи; а мы переносим тот же символ к духу зла у себя, забыв, что его начало злое было то, которое мы считали добрым. Отвлечённые идеи о добре и зле уцелели, но беспамятность веков отчасти изгладила коренное различие в характере богов, которые у каждого народа считались добрыми или злыми. Впрочем, Иранское начало упорнее сохранило вражду против змеи, и Геркулес (с Гидрой), Аполлон (с Пифоном), Мифра (со змеёй Агримана), Вишну-Кришна (с драконом), Аза-Фор (со змеёй Мисгардской) всегда представляли глубокую вражду северного духа против Кушитской эмблемы. Эта вражда менее ясно высказывается в Индии, потому что синкретизм Индии был полнее и нравственно бессмысленнее, хотя стройнее логически. Трудно сказать, почему именно змея была признана изображением божества; но факт существует и неоспорим. Он сопровождал Кушитское развитие везде, где оно сохранило некоторую определённость; он перешёл в почтение Негров к змеям и, вероятно, перенёсся через ширину океанов с теми мореплавателями древности, которых смелые путешествия для нас непостижимы. Есть произвол в каждом заблуждении, а произвол трудно угадать; но может быть, детская поэзия первобытных народов Юга находила в движениях, быстрых как стрела, без видимых органов движения, в инстинктах хитрых без всякого заметного орудия инстинктов, в тонкости ощущений при слабости наружных проводников ощущения, наконец, в прихотливом и весёлом избытке жизни змеи какой-то образ всей этой богатой мировой жизни, которая проявляется в малейших подробностях органической природы, бьётся в самых мелких её жилах и скрывает от нас своё таинственное средоточие и вседвижущее сердце. Такое понятие и такое воззрение можно допустить в стихийном служении. Мысль же, довольно распространённая, о том, что змея Иранская была каким-то астрономическим знаком, каким-то изображением зимы, так ничтожна, что не стоит её опровергать: она почти нигде не прилагается и, следственно, нигде не должна быть приложена; она не имеет никакого отношения с поклонением змее и с её значением в мире Кушитском: наконец, она существует в науке только потому, что какой-то систематик её высказал; а учёным недостало досуга и терпения её порядочно проследить.

http://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Homyak...

Гений есть творение и творец народа. Гомер носит отчасти на себе грех позднейшего мелкобожия Эллинов. Он закрепил своим окончательным приговором начавшееся забвение таинственной старины и перемешал мир земной с миром небесным, до такой степени, что даже новейшие учёные и сами Немцы не могли его превзойти в этом полезном труде. Есть критики, признающие единство Кабиров с Диоскурами, Ахилла с Поллуксом, Диомида или Патрокла с Кастором, и вообще почти всех героев со всеми богами; найдутся писатели, от которых не уйдёт сходство Гектора и Аза-Фора, и прочие тому подобные истины; но так как они не совершенно доказаны, можно ещё в них сомневаться. Впрочем, одно несомненно, это то, что действительно некоторые из Гомеровых полководцев были не что иное, как забытые боги, перешедшие в сказочных героев, и что Ахилл, Паламид и другие входят в категорию Ираклов, Сигурдов и Беовульфов. Разбирать подробности бесполезно, надеяться на разумное толкование повестей, созданных прихотливым произволом, смешно; но оценить значение Гомера для Греции необходимо, так же как и понять смысл самой Троянской войны и разделение племён, выраженное союзом осаждающих Эллинов и осаждённой Троей, столицей Иллира-Фракийских племён. В предмете Илиады важная историческая эпоха, связанная с историей Язона и с окончательный освобождением Эллады от Северной стихии. В характере Гомера причина совершенная бессмыслия позднейшей религии и зародыш ещё бессмысленнейшего Эвемеризма. Индостан один представляет нам более мифов, чем вся Греция и Рим: но значение их сохранилось гораздо лучше, потому что они исходили из первых источников, Ирана и Куша, не изменивших своей начальной чистоты, и потому, что их сторожила каста, посвятившаяся единственно богослужению. За всем тем, и в Индостане заметно искажение типов божественных. Шива, символ жизни вещественной, сделался олицетворением силы разрушительной. Нет сомнения, что обоготворение общего жизненного начала, заключённого в коренной необходимости, вело к освящению смерти, также как и к освящению жизни частной: но Шиваизм содержит в себе гораздо более эмблем разрушения, чем произведение.

http://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Homyak...

Чтобы произвести молекулу АТФ, этот двигатель прижимает друг к другу два её компонента – АДФ (аденозин ди фосфат) и фосфат – с достаточно высокой энергией. Затем он отбрасывает АТФ и готовится к принятию новых АДФ и фосфата. Этот мотор вращается со скоростью около 10000 оборотов в минуту, и при каждом обороте производятся три молекулы АТФ. Фактически это два двигателя в одном. Верхняя часть (так называемая F 1 -АТФ-аза) состоит из трёх частей, каждая из которых – это АТФ-фабрика. Нижняя часть, F О , 205 напрямую питается от положительно заряженного электрического тока (поток протонов), в отличие от отрицательно заряженного (поток электронов) тока, которым питаются разработанные человеком двигатели. 206 Однако позже был обнаружен ещё один нюанс, связанный с тем, как эти двигатели соединены, а также с тем, как они собираются. 207 А недавняя работа показывает, что это также самый эффективный двигатель в мире – фактически настолько эффективный, насколько позволяют законы физики. Исследователи пришли к выводу: «Наши результаты свидетельствуют о 100% эффективности преобразования свободной энергии и плотном механохимическом сцеплении F 1 -АТФ-азы». 208 Так что неудивительно, что даже сугубо секулярный журнал Nature назвал эти двигатели «настоящими двигателями создания». 209 Ферменты АТФ-синтаза и аминоацил-тРНК-синтетаза являются лишь двумя из многих видов белков, которые мы называем ферментами. Это биологические катализаторы, которые ускоряют жизненно важные химические реакции, при этом сами они не расходуются в ходе этих реакций. Жизни необходимы чрезвычайно эффективные ферменты, иначе выживание было бы невозможным: без них многие необходимые для жизни реакции были бы слишком медленными для её существования. 210 Суперкатализаторы В качестве хорошего примера чрезвычайно эффективного фермента Ричард Вулфенден в 1998 году продемонстрировал, 211 что реакция, «“абсолютно необходимая” для создания строительных блоков ДНК и РНК, в воде протекала бы 78 миллионов лет», 212 но она была ускорена в 1018 раз 213 ферментом. 214 Чтобы оказывать такое воздействие, этот фермент должен иметь особую, чётко определённую структуру. 215

http://azbyka.ru/otechnik/bogoslovie/ahi...

Этот фольклорный образ (ср. эпизод святочного гадания в пушкинском “Евгении Онегине”: “И вынулось колечко ей/Под песенку старинных дней:/ Там мужички-то все богаты,/Гребут лопатой серебро…”) использован Гоголем во втором томе “Мертвых душ” при описании деревни Костанжогло: “Так и видно, что здесь именно живут те мужики, которые гребут, как поется в песне, серебро лопатой”. Гоголь буквально применяет этот народный образ, в котором мужики на самом деле — предки (покойники), а серебро —неземное богатство. В одной из самых ранних своих повестей, в “Вечере накануне Ивана Купала”, Гоголь устами дьячка-рассказчика говорил уже о поколении новых Митрофанов: “Знаю, что много наберется таких умников, пописывающих по судам и читающих даже гражданскую грамоту, которые, если дать им в руки простой часослов, не разобрали бы ни аза в нем…” Кстати о священнике до  отчего это случилось. — Данный текст при первом издании книги был исключен цензурой. Впервые опубликован П. И. Бартеневым в журнале “Русский архив” (1866). Исторический живописец Иванов (Письмо к гр. Матв. Ю. В………. му) Пишу к вам об Иванове. Что за непостижимая судьба этого человека! Уже дело его стало, наконец, всем объясняться. Все уверились, что картина, которую он работает, — явленье небывалое, приняли участие в художнике, хлопочут со всех сторон о том, чтобы даны были ему средства кончить ее, чтобы не умер над ней с голоду художник, — говорю буквально — не умер с голоду, — и до сих нор ни слуху ни духу из Петербурга. Ради Христа, разберите, что это все значит. Сюда принеслись нелепые слухи, будто художники и все профессора нашей Академии художеств, боясь, чтобы картина Иванова не убила собою все, что было доселе произведено нашим художеством, из зависти стараются о том, чтоб ему не даны были средства на окончание. Это ложь, я в этом уверен. Художники наши благородны, и если бы они узнали все то, что вытерпел бедный Иванов из-за своего беспримерного самоотверженья и любви к труду, рискуя действительно умереть с голоду, они бы с ним поделились братски своими собственными деньгами, а не то чтобы внушать другим такое жестокое дело. Да и чего им опасаться Иванова? Он идет своей собственной дорогой и никому не помеха. Он не только не ищет профессорского места и житейских выгод, но даже просто ничего не ищет, потому что уже давно умер для всего в мире, кроме своей работы. Он молит о нищенском содержании, о том содержании, которое дается только начинающему работать ученику, а не о том, которое следует ему, как мастеру, сидящему над таким колоссальным делом, которого не затевал доселе никто. И этого нищенского содержания, о котором все стараются и хлопочут, не может он допроситься, несмотря на хлопоты всех. Воля ваша, я вижу во всем этом волю Провиденья, уже так определившую, чтобы Иванов вытерпел, выстрадал и вынес все, другому ничему не могу приписать.

http://azbyka.ru/fiction/vybrannye-mesta...

—141— 78. 79. 92. 146. 148. 150. 157 и мн. др.). Степени кандидата богословия заслуживает». б) Экстраординарного профессора протоиерея Д. В. Рождественского : «За неимением специальной подготовки в той области, к которой принадлежит рецензируемое сочинение, я оставлю в стороне решение вопроса о том, насколько удалось г. Арбекову «восполнить недостаток», состоящий в отсутствии «исследования, которое специально было бы посвящено конкретному выяснению влияния патериков на нашу народную словесность и изящную литературу» (стр. II, см. также и стр. III). Я коснусь некоторых частностей. Автор по местам увлекается и впадает в крайность, отмечая черты так называемого им специально «лесковского» христианства. Он называет «лесковскими» и такие взгляды, которые не может не разделять всякий христианин. Вот пример (стр. 143–144): «как и «прекрасная Аза». Мелита проповедает любовь универсальную, не различающую ни нации, ни религии, ни социального положения человека. Мелита вооружается пробив рабства, освобождает из неволи свою рабыню Марему, Мелита не выносит клятвы и обетов, убеждая свою служанку никогда не прибегать к этой форме уверения. Все это – черты своеобразного «лесковского» христианства, весьма близкого к «толстовскому». Большую часть приведенных выражений необходимо распространить и развить в определенном направлении для того, чтобы получилось «лесковское» христианство или толстовство. Нечто подобное встречаем на стр. 71–72. – В некоторых местах автору не мешало бы указать первоначальный источник для произведений древнерусского народного творчества и изящной литературы далее патериков – в священных книгах Ветхого и Нового Завета (см. напр. стр. 41–42, 44–46, 49–51, 55–56, 116), как это он сделал на стр. 60. – Желательно было бы видеть в сочинении попутные указания и на произведения других русских писателей (кроме Лескова и Толстого), имеющие своим первоисточником агиографические сказания. Рецензент встретил только один подобный пример. На стр. 31 замечено, что «в сказаниях патерика имеет... свой первоисточник

http://azbyka.ru/otechnik/pravoslavnye-z...

Для безграмотного населения Министерству государственных имуществ приходилось все создавать самому; оно одно и создавало все до мелочей. Не говоря о порядке письмоводства и счетоводства по волостным собственно и сельским управлениям, оно же устанавливало мирское счетоводство: формы раскладок, учетов податных тетрадей , платежных книжек и пр. Но формы слишком уже отчетливые, слишком подробные и потому в высшей степени неудачные, не подходящие крестьянскому пониманию. Так, например, форма податной тетради была такая, что на разгиб ее на левой странице после имени домохозяина прописывались казенные сборы, поименно: подушная подать, оброчная подать, общественный сбор, земский сбор и пр., а на правой странице мирские: подводная повинность, дорожная и т. д. От сборщика требовалось разложить получаемые суммы по указанным отдельно сборам, но для неграмотных сборщиков это была невыполнимая задача, сельским же писарям не было свободного времени ходить с ними завсегда по деревням. Эти податные тетради с учетными приговорами ежегодно представлялись на обревизование палат: казенной по казенным сборам и государственных имуществ по мирским. Что ж делалось, в сущности? А вот что: сборщик по-прежнему собирал сборы по своей домашней тетради, а беловую, или, как звали тогда, палатскую, писал с его черновой сельский писарь. Сборщик, не понимая в этой аза в глаза, подписывал ее в конце года, а палаты ревизовали. И казенная палата и палата государственных имуществ думали, что дело Делают. Но если бы они снизошли спросить мало-мальски толкового писаря, то он убедил бы их воочию, что дело-то их — чистейшая фикция, что они обревизовывают не тот порядок сборов, какой существует у крестьян, а тот который кому-то угодно было придумать за зеленым столом, и не ту податную тетрадь, по которой собирал сборщик, а ту, которую и собственно для них, палат, сочинил сельский писарь. При таком порядке не раз случались презабавные истории. Одну из них помню я. Приехали мы с головой на сельский сход для учета сборщика, а писарь выложил оконченную им беловую податную тетрадь. Голова объявил, чтобы поторопились, палата требует податную тетрадь на ревизию. Принялись считать. Первый Карп Сидоров в 5 душах уплатил подушной подати 3 рубля 80 копеек, оброчных 3 рубля 90 копеек и так далее. «Неправда, — говорит Карп, — я не так платил: в первый раз я отдал 7 рублей, во второй 5», — и т. д. Сход заволновался так, что насилу уняли. В это время один из догадливых мужиков всех выручил: «Что вы, говорит, господа начальство, тычете нас в нос этою тетрадью, коли требует палата, так и отсылайте, а нам подайте заправскую тетрадь, по которой собирал с нас деньги сборщик». Сборщик подал свою черновую, и учет пошел, как по маслу, все платежи оказались верно записанными, только не по-палатски, а по-своему, и получил благодарность от схода.

http://azbyka.ru/fiction/vospominanija-r...

А. Ф. Лосев 237 . П. А. Флоренский по воспоминаниям Алексея Лосева 238 Алексей Федорович Лосев был младшим современником П. А. Флоренского. Причем не только лично знал отца Павла, как он его всегда называл, но и считал себя его учеником. Об этом нам приходилось слышать не раз. А однажды, когда один из нас спросил Лосева, в чем он видит принципиальное различие и общее между Вячеславом Ивановым и Павлом Флоренским, тот воскликнул: «Вот действительно интересный исторический вопрос!» Помолчал, а потом добавил: «Установление общего между ними – предмет специального исследования. Хотя это общее во мне самом. Я ведь считаю себя учеником и того и другого». Ниже публикуются фрагменты из бесед с А. Ф. Лосевым , которые дают читателю представление о его взглядах на творческое наследие, и оценках личности Павла Александровича Флоренского. Следует сказать, что в беседах А. Ф. Лосев часто вспоминал своих предшественников-современников. И прежде всего, Вл. С. Соловьева , Вяч. Иванова, П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, В. В. Розанова , Ф. Ф. Зелинского, Н. А. Бердяева . О Павле Александровиче в последний год разговоры шли особенно частые. Внутренним поводом к этому было участие в беседах П. В. Флоренского, внука философа. Внешним, известие о том, что в январе 1988 г. в Бергамо, в местном университете, устраивался семинар, посвященный П. А. Флоренскому. Вдохновителем полуночных бесед в «Арбатской академии», как А. Ф. Лосев называл свой дом на Арбате в Москве, была Аза Алибековна Тахо-Годи, жена и соратник Алексея Федоровича, которой публикаторы статьи приносят искреннюю благодарность. Для удобства чтения собеседники Лосева не называются. I. – В связи с предстоящей конференцией в Бергамо, посвященной Флоренскому, хотелось бы услышать от вас, Алексей Федорович, хоть несколько слов... Можно ли, например, говорить о том, что взгляды Флоренского претерпели некую эволюцию? – Это отца-то Павла? Да. – Нет, так говорить нельзя. – То есть, он был всегда тот же человек и философ, с которым вы начали знакомство, и оставался им до последних лет жизни?

http://azbyka.ru/otechnik/Pavel_Florensk...

На рабфаке В. Оболенский и Ю. Б[орисов]. Частые воспоминания об Алексее [Спасском], С.И. Огнёвой и О.И. («Marc Aurele»), Никаких вестей от Коли С[ухове], В.И. П[икова] и «3-х». Жорж Л[ебедев] стал заглядывать чаще. Наши беседы. Знакомство с семьей Ж.К[онева]. Нервный припадок с А. Д[урновым] по окончании школы. Война с Германией. Как я впервые узнал о ней. Напряженная работа в Музее в связи с эвакуацией. Воздушные тревоги, дежурство в отряде ПВХО, ночные дежурства в Лавре. Лавра ночью. Мои впечатления, размышления, переживания. С 1 августа по 1 сентября я без работы. Прогулки в лес. Последние встречи и беседы с А. Д[урновым], прощание с ним в его саду 17 августа и проводы 18 августа в Чебоксары. Поездка в поисках службы в Абрамцево, размышления. Моя служба в военном госпитале с 1 сентября по 1 ноября. Совместная работа с Е.Д. Берс и В. В. Розановой -Гординой. Знакомство с А.И. Леман. Люди и дела госпиталя. Общее настроение. Отступление русской армии. Беженцы. Исчезновение продуктов. Страхи. Отъезд госпиталя. Паника 16–17 октября. Я безработный с 17 ноября. Болезнь (радикулит) и лечение. Сближение с Т. В. Розановой . Чтение рукописей В.В. Розанова («Юдаизм», «Возрождающийся Египет», «Переписка с Рцы», «Во дворе язычников»), Узнаю о М.М. Мелентьеве и читаю «Книгу о Володе» Михо. Переписка с автором. Читаю посмертную рукопись Л.А. Тихомирова об А[нтихристе?]. Впечатление. Встречи с А.И. Леман. Жорж Л[ебедев] тоже уходит на войну. Письма ко мне от него, А. Дурнова и В.П. Жалченко. Письма от Льва Володковича. Письмо от А.К. Зморовича (АЗа) после шестимесячного молчания. Я становлюсь нищим. Милостыня от Вали, Алеши В[ихляева] и родителей Ж. К[онева] и А. Дурнова. Частые встречи и беседы с Ж. К[оневым]. Он один остался около меня из всех близких людей. Очень много читаю. Сильное впечатление от перечитывания книг Розанова, Зиммеля о Гёте, «Греческого мировоззрения» М. Вундга, «Спутников» Р. Роллана. Волнения в конце ноября и 1–3 декабря накануне бегства от подходящих немцев. Перемена положения на фронте в декабре. Тяжелое положение с продовольствием и топливом. В декабре перевожу все свои книги и многие мелкие вещи к А. В[ихляеву], т.к. усиленно говорят, что из нашего дома всех выселят, особенно с верхних этажей, где будут установлены пулеметы. Все перевезенное складывается кое-как на полу в комнате А. В[ихляева] и Г[али], где зимой не топят. Мои неудобства от этого: нет и нельзя найти нужную свою книгу. Некоторое время я живу у Алексея В[ихляева]. 1942–1943 гг.

http://azbyka.ru/otechnik/bibliog/vozle-...

По всей вероятности этот синкретизм только ещё начинался, ибо выселение Готов совершилось весьма скоро после основания аза-ванской колонии. Должно заметить, что сарматская стихии очень недолго сохраняла отдельную самостоятельность и скоро была забыта. Такова причина, что Балтийское море (от литовского ли корня или от славянского слова блато, всё равно) очень недолго слыло сарматским морем, между тем как оно было всегда известно под именем вендского. Выселение Саксов уже совершилось при синкретизме, развившемся вполне. Имена Тора и Фрейра так же священны для них, как и для веков, в которых окончательно сложилась скандинавская Эдда. Это известно из всех современных свидетельств о формулах отречения Саксов от язычества и из родословий и следовательно, не подвержено никакому сомнению; но самый характер выселения рознится во всех отношениях от характера готского движения: Готы бежали, Саксы выходили как добровольная колония. Быть может, некоторые смуты в жизни скандинавской имели влияние и на Саксов, нельзя на это сомнение отвечать ни положительно, ни отрицательно; но, во всяком случае, можно утвердительно сказать, что они не были беглецами, изгнанными из родины, или военной дружиной, бросившей отечество, чтобы избегнуть чуженародного ига или чужестихийного гнета. Первоначальное их появление в Германии не представляет ничего воинственного. Самое преобладание Одина и Фрейра в их родословии и религии указывает, как кажется, на то, что сарматская стихия не имела на них значительного влияния. Впрочем, я уже сказал о причине, почему Тор не мог являться в родословиях; но великое значение Фрейра весьма замечательно. С другой стороны, скорое появление между Саксов племён, носящих славянские имена, доказывает великое сходство со славянской стихией и дружеские отношения к ней, несмотря на случайно враждебные столкновения Саксов со Славянами при-эльбскими. Расширение саксонского союза было, по-видимому, не делом войны, но федерации, захватившей мало-помалу север Германии и по всей вероятности получившей особенную силу впоследствии от желания отдельных племён найти опору и защиту против насилия и завоеваний меровейских Франков. Разумеется, сильный прилив германских народов, более чем удесятеривших первоначальный объём саксонского союза, совершенно отнял у стихии славянской, не получавшей никакого наращения, всю её политическую важность, хотя и не изгладил следов её духовного влияния, заметного, как уже сказано, в религии и законодательстве народов саксонских и их заморских колоний.

http://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Homyak...

   001    002    003    004    005    006   007     008    009    010