Неск. чудес, описанных Григорием Турским, связаны с именем Фронимия, еп. Агатского (Агдского), который ок. 580 г. бежал от вестготов и получил убежище в королевстве Гунтрамна. Один из его слуг страдал эпилепсией; благодаря усилиям врачей припадки на время прекратились, но возобновились через неск. месяцев с большей силой. Епископ послал его помолиться перед гробницей Н., и слуга вернулся домой здоровым. Через 7 лет после исцеления Фронимий показал Григорию слугу и поведал о его выздоровлении ( Greg. Turon. Vit. Patr. VIII 8). Некий бедняк собирал щедрую милостыню, показывая рекомендательное письмо, выданное ему Н. Однажды в лесу его избил и ограбил бургунд, к-рый, однако, оставил ему письмо. Нищий пожаловался еп. Фронимию, и тот сообщил об этом комиту. Бургунд был схвачен и допрошен, но отрицал свою вину, поэтому епископ велел ему дать клятву на письме Н. Как только преступник поднял руку, чтобы поклясться, он потерял сознание, изо рта у него пошла пена. Очнувшись через 2 часа, бургунд сознался в ограблении. По просьбе епископа комит отпустил преступника, заставив его компенсировать ущерб, нанесенный бедняку (Ibid. 9). Н. почитали как освободителя заключенных. У его гробницы в базилике были сложены разбитые оковы и кандалы преступников, получивших свободу благодаря помощи святого (Ibid. 6, 10). Когда в базилику привели скованных друг с другом преступников, невидимая сила разорвала их цепи (MGH. Scr. Mer. T. 3. P. 524). Во вьеннской темнице содержали 7 заключенных, одному из к-рых во сне явился Н. и дотронулся посохом до его цепей. Оковы распались, запертые двери отворились, заключенные сбежали и нашли убежище в церкви (Ibidem). Еп. Сиагрий Августодунский (Отёнский) в присутствии Григория Турского поведал кор. Гунтрамну, что Н. ночью освободил заключенных в 7 городах, и судьи не отважились вновь схватить их ( Greg. Turon. Vit. Patr. VIII 10). Однажды во время общественных беспорядков некий человек убил другого и вскоре был убит братом своей жертвы. Мститель был схвачен и брошен в темницу, где он молился об освобождении мн. святым, в т. ч. Н., о к-ром говорили, что он проявлял милосердие к осужденным. Ночью Н. явился преступнику и велел покинуть тюрьму. Проснувшись, тот обнаружил свои оковы разбитыми, сбежал и укрылся в базилике, где был похоронен святой. Вскоре он получил прощение и вернулся домой (Ibid. 7).

http://pravenc.ru/text/2577737.html

Достоверность известий, передаваемых ими, не подлежит сомнению. 90 Акты упоминают по именам 10 мучеников, но древность насчитывала их до 48. 91 Писателем их обыкновенно почитают Иринея. 92 Передаем содержание актов. Их можно разделить на две части. В первой рассказывается о допросе и пытках мучеников, во второй об обстоятельствах самой мученической кончины исповедников. Акты открываются тем, что в самых ужасных чертах описывают народную ненависть к христианам. В них говорится: «мало того, что для нас закрыт был вход в дома, бани, народные площади, нам нельзя было показываться в каком бы то ни было месте». Народ неистовствовал при появлении христиан, прибегал к побоям, бросал камнями, грабил, хватал и влачил христиан по улицам. Как замечательный случай на допросе христиан у проконсула, акты рассказывают следующее: один из христиан, Веттий Эпагаф, человек знаменитого рода, находя несправедливым, что христиане на суде остаются без адвоката, чего обыкновенно в римских судах не допускалось, – взял на себя ходатайство за христиан и держал речь в пользу христиан, в которой доказывал, что у христиан нет ничего ни безбожного, ни нечестивого. Но его речь еще более раздражила проконсула. Далее замечается, что первомученики не скрывались, а готовы были перенести все за веру, но акты не проходят молчанием и того, что были и отступники от христианства, таких было до 10 человек. Затем документ с подробностью передает сказание о мужестве и терпении исповедников среди допроса и пыток. С особенным одушевлением акты говорят о рабыне Бландине, за которую все боялись, как бы она, по своей немощи, не отреклась от Христа, но которая однако же показала себя даже мужественнее мужей. «Бландина, говорят акты, исполнилась такой силы, что самые мучители её, сменявшие друг друга и всячески мучившие ее с утра до вечера, наконец утомились, изнемогли и признали себя побежденными, потому что не знали уже что более делать с нею». Как дело достойное памяти потомства, акты обозначают поведение при допросе Санкта, диакона Вьеннского.

http://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Lebede...

Буллой «Super cathedram» от 18 февр. 1300 г. папа Римский Бонифаций VIII (1294-1303) обязал францисканцев и доминиканцев получать разрешение у диоцезальных властей на принятие исповеди, а проповедническую деятельность членов Н. о. ограничил принадлежащими им церквами и близлежащими площадями; в приходских церквах проповедовать дозволялось только с согласия настоятеля прихода. Но уже папа Бенедикт XI, до избрания на Папский престол принадлежавший к ордену доминиканцев, отменил буллу своего предшественника и снова вывел Н. о. из-под епископского контроля (булла «Inter cunctas» от 17 февр. 1304). Вопрос о контроле за деятельностью членов Н. о. со стороны местных епископов был поднят на Вьеннском Соборе (1311-1312). Папа Климент V (1305-1314) вновь подтвердил буллу Бонифация VIII (Clementinae. III 7. 2). Споры о бедности в ордене францисканцев После смерти Франциска Ассизского (1226) в основанном им ордене обострились противоречия во взглядах на собственность между 2 течениями, к-рые позже оформились в движения спиритуалов и конвентуалов: одни считали, что орден должен жить исключительно на подаяние, другие - что при запрете личной собственности для всех членов у ордена может быть корпоративная собственность (подробнее см. в ст. Францисканцы ). Основным пунктом обсуждения был статус «Завещания» Франциска Ассизского, в к-ром среди прочего запрещалось получение папских привилегий для ордена, члены ордена должны были жить в бедности, странствовать и заниматься проповеднической деятельностью. Буллой «Quo elongati» от 17 окт. 1230 г. папа Римский Григорий IX освободил францисканцев от обязанности соблюдать «Завещание» основателя ордена, поскольку еще до избрания на Папский престол он был лично знаком с Франциском Ассизским и якобы знал его подлинные намерения. Согласно папской булле, францисканцам разрешалась иметь в собственности (proprietas) движимое имущество, но категорически не допускалось владение (dominium) землей и домами. Буллой «Nimis iniqua» от 21 авг. 1231 г. орден францисканцев был выведен из-под власти местных епископов и подчинен напрямую папе Римскому, за исключением тех случаев, когда требовалось согласование с епископами-ординариями (создание новых орденских домов и конвентов, проповедь в диоцезе) (текст буллы сохр. в неск. вариантах: Bullarium Franciscanum sive Romanorum Pontificum, Constitutiones, Epistolas, ac Diplomata continens/Ed. G. G. Sbaraglia. R., 1759. T. 1. P. 74-77; повторно булла издана папой Иннокентием IV в 1245 с распространением на орден доминиканцев - Ibid. P. 368-369). Наконец, буллой «Ordinem vestrum» от 14 нояб. 1245 г. папа Иннокентий IV объявлял все движимое и недвижимое имущество францисканского ордена имуществом католич. Церкви (in jus et proprietatem Beati Petri), отделяя право собственности и владения (proprietas et dominium) от фактического использования (usus). Т. о., францисканцы получили основание для сбора милостыни, поскольку формально ничем не владели и были нищими.

http://pravenc.ru/text/2577745.html

1 марта 1319 г. И. восстановил в должности магистра Фулька де Вилларе, однако лишь для того, чтобы тот мог отречься от должности на законных основаниях. Новым магистром ордена в 1319 г. стал Гелион де Вильнёв. Схожим образом была решена проблема раскола в ордене гранмонтенсов , к-рая была связана с противостоянием Жордана де Рапистана, приора главного орденского мон-ря Гранмон, и Эли Адемара, главы мон-ря Луй. В нояб. 1317 г. И. преобразовал структуру ордена: сократил количество дочерних мон-рей со 152 до 39, поставил во главе каждого из мон-рей свободно избираемого братией приора, расширил представительство мон-рей на орденском капитуле. И. подверг ревизии сборник постановлений консистории в Монтё, составленный при папе Клименте V и посланный им в Орлеанский ун-т как сборник постановлений Вьеннского Собора . Сборник, ставший последним офиц. сводом декретального права , был обнародован И. в 1317 г. в качестве добавления к «Liber Extra» и «Liber Sextus» и получил название «Liber septimus decretalium» (Седьмая книга декреталий; др. названия - «Constitutiones Clementinae», «Clementinae»). Он был разделен на 5 книг и содержал 106 глав. В 1325 или 1327 г. канонист Жеслен де Кассань составил сборник экстравагант И., куда вошли 20 декретальных посланий папы. В Corpus juris canonici входит свод «Extravagantes Johannis XXII», составленный в нач. XVI в. франц. юристом Ж. Шаппюи, он же включил 33 декреталии И. в свод «Extravagantes communes». 3 февр. 1317 г. И. отправил послания Литовскому вел. кн. Гедимину и русским князьям (вероятно, галицко-волынским князьям Андрею Юрьевичу и Льву Юрьевичу), призывая их к заключению церковной унии и к подчинению Папскому престолу (Preussisches Urkundenbuch/Hrsg. R. Philippi. Königsberg, 1939. Bd. 2. N 174; Documenta pontificum romanorum historiam Ucrainae illustrantia, 1075-1953. R., 1953. Vol. 1. N 36). Папские послания тогда остались без ответа. В янв. и в мае 1323 г. Гедимин написал папе, выразив готовность принять католичество. Жалуясь на крестоносцев, к-рые насилием и грабежами якобы оттолкнули литовцев и вел.

http://pravenc.ru/text/469712.html

была передана Ферреолу (после его мученической кончины голову положили в могилу трибуна). Исследователи неоднократно отмечали связи между преданием об И. и Мученичеством св. Ферреола Вьеннского. В ранней версии Мученичества Ферреола (BHL, N 2911) сообщается, что в нач. IV в., во время «великого гонения», преследование христиан в г. Вьенна проводил презид Криспин. Воин Ферреол отказался принести жертву богам и исповедал веру во Христа, после чего был брошен в темницу. Чудесно освободившись от оков, Ферреол решил бежать из города и перешел р. Рона, но затем был настигнут и убит. В этой версии Мученичества нет упоминаний об И., а Ферреол представлен как простой воин. В более поздней версии (BHL, N 2912) утверждается, что гонители, настигнув Ферреола близ Вьенны, отвели его в Бриват и казнили на том же месте, где был предан смерти И. Исследователи неоднократно поднимали вопросы о степени исторической достоверности Мученичества И. и об интерпретации отдельных сведений, к-рые в нем содержатся. Они отмечали отсутствие в тексте датировки гибели И. и упоминаний об исторических лицах. Недостоверными считались утверждения составителей Мученичества о том, что И. был казнен без суда и следствия и что его казнь произошла в обл. Арверния, которая не принадлежала к юрисдикции г. Вьенна. Авторы XVIII-XIX вв. были склонны не придавать значения этим деталям, т. к. Мученичество, по их мнению, было составлено через много лет после гибели И. и его составитель мог не обладать всей необходимой информацией. Л. С. Тиймон одним из первых указал, что изложенные в Мученичестве И. сведения не поддаются однозначной интерпретации. В соответствии с традиц. т. зр. кард. Цезаря Барония , Т. Рюинара и др. авторов, Тиймон счел возможным датировать гибель И. нач. IV в. Исследователь предположил, что Мученичество было составлено в сер. или в кон. V в., и указал на параллели между этим произведением и Мученичеством св. Ферреола (BHL, N 2911-2912) ( Tillemont. 1702. P. 699-701). Болландист Й. Стилтинг не видел веских оснований для того, чтобы отнести гибель И.

http://pravenc.ru/text/1237819.html

На 1-й сессии, открывшейся 16 окт. 1311 г., участники Собора по требованию папы Климента V избрали комиссию из наиболее уважаемых прелатов от неск. стран, к-рая, выслушав доклады о проведенном следствии по делу тамплиеров, назначила подкомиссию под председательством патриарха Аквилеи . Несмотря на то что это сулило конфликт с франц. королем, большинством участников В. С. было принято решение о публичном характере суда над орденом. Кор. Филипп IV Красивый, находившийся в тот момент в Лионе, начал тайные переговоры с папой Римским. Нередко высказывавшееся в историографии мнение о предварительном соглашении папы Римского с франц. королем об осуждении ордена скорее всего не соответствует действительности. Параллельно королем было созвано заседание Генеральных штатов в Лионе (30 дек. 1311), на к-ром депутаты одобрили решение короля добиваться осуждения ордена на Соборе. В результате переговоров с папой, к-рые длились всю зиму 1311/12 г., была выработана компромиссная формула соглашения: орден будет распущен, но не осужден. Придя к соглашению, 20 марта 1312 г. кор. Филипп Красивый в сопровождении свиты и вооруженного отряда прибыл на В. С. 22 марта на тайной консистории, на к-рую помимо кардиналов были приглашены члены созданной В. С. комиссии, орден тамплиеров был «просто и безоговорочно» упразднен без обвинения, а устав ордена отменен. Это решение было утверждено буллой «Vox in excelso», обнародованной при открытии 2-й сессии В. С. (3 апр. 1312). Спор прелатов о судьбе имущества тамплиеров затянул заседания Собора до мая - по настоянию папы Климента V все владения тамплиеров передавались ордену госпитальеров (см. Мальтийский орден ). На 3-й сессии, открывшейся 6 мая 1312 г., была провозглашена булла от 2 мая 1312 г. «Ad providam», к-рая касалась практических вопросов, связанных с ликвидацией тамплиеров: имущество ордена (кроме находившегося в землях Кастилии, Арагона, Португалии и Майорки) навечно передавалось госпитальерам для защиты Св. земли и борьбы с неверными. Надзор за имуществом тамплиеров во Франции, к-рое еще в начале процесса было конфисковано королевским фиском, был передан кор. Филиппу Красивому. Не допустив суда над орденом, В. С. свел дело к процессам над его отдельными членами. Булла «Considerantes dudum» (от 6 мая 1312) разграничила компетенцию в решении дел тамплиеров: руководителям ордена приговор должен был вынести папа, рядовым рыцарям - провинциальные Соборы. Передача дела главного магистра ордена Жака де Моле на рассмотрение папе Римскому специально оговаривалась буллой «Ad certitudinem» (от 6 мая 1312).

http://pravenc.ru/text/161137.html

Среди последователей Грооте были и женщины. Первая община сестер общей жизни (лат. sorores vitae communis) возникла в доме, отданном им городской общине Девентера. Женщинам, вступившим в общину, запрещалось просить подаяние, они обязаны были жить результатами своего труда. До 1392 г. сестры общей жизни жили как бегинки , каждая сама по себе, пока Ян Бринкеринк, секретарь и последователь Грооте, назначенный духовным руководителем сестер (1392), не завел порядок, сложившийся в доме мейстера Радевейна: общие трапезы, молитвы, имущество и касса, общие занятия, как правило, прядением и ткачеством. С увеличением числа сестер общей жизни стали возникать новые общины, сначала в Девентере, потом в Амерсфорте, Делфте (ок. 1380) и в др. городах Нидерландов и Германии. Дома сестер находились в ведении городских магистратов, к-рые назначали 2 шеффенов для визитаций и священника, обычно из числа Б. о. ж. Повседневными делами ведала ежегодно избиравшаяся сестрами мейстрина. В общины сестер, находившихся в светской юрисдикции городских властей, принимались все женщины без возрастных и сословных ограничений, но основную их массу составляли горожанки. С распространением общин сестер общей жизни их хозяйственная деятельность, не облагавшаяся городскими сборами, привела к конфликтам с цехами. Также сестрам и Б. о. ж. с 90-х гг. XIV в. противодействовали церковные власти и нищенствующие ордена, гл. обр. доминиканцы , обвинявшие их в желании создать новый монашеский орден, что запрещалось IV Латеранским Собором (1215), и в ереси бегинок и бегардов, осужденной Вьеннским собором (1311-1312). В 1401 г. еп. Утрехта Фредерик ван Бланкенгейм официально разрешил институт братьев и сестер общей жизни и одобрил общую жизнь во славу Господа, общность имущества, заработанного своим трудом, а не подаянием. На Констанцском Соборе (1414-1418) при поддержке кард. П. д " Айи и ректора Парижского ун-та Ж. Жерсона деятельность Б. о. ж. была одобрена. Привилегиями пап Евгения IV (1440), Каллиста III (1456) и Пия II (1460) Б. о. ж. был предоставлен статус каноников при городских церквах. Этим правом воспользовались мн. братья, однако часть общин осталась верна принципу «благочестия в миру».

http://pravenc.ru/text/153369.html

Неблаговидную помощь оказал папа Климент V Филиппу Красивому в уничтожении рыцарского ордена тамплиеров. В 1307 году по приказу короля французские рыцари-тамплиеры были арестованы и заключены в тюрьму, а их руководителей заточили в тюрьму крепости Тампль, которую когда-то построили сами тамплиеры. Инквизиционный процесс, длившийся почти семь лет, сопровождался пытками и допросами. По настоянию короля папа Климент V призвал и других государей распустить рыцарский орден тамплиеров. Почему же все-таки была проведена акция против тамплиеров? Центром ордена, после того как рыцари оказались вытесненными со Святой земли, с 1291 года стал Кипр, а затем с 1310 года - Франция, точнее, Париж. Между тем орден благодаря банковским операциям и торговой деятельности приобрел огромные богатства; тамплиеры были кредиторами номер один королей и пап. В то же время они умело конспирировали свою банковскую сеть. На Востоке они, очевидно, переняли определенные культовые ритуалы, обряды посвящений, не характерные для христианских религий. (Позже эти обряды ожили в тайных ритуалах франкмасонских лож.) Орден приобрел не только финансовое, но и политическое влияние. Он успешно противостоял абсолютистской власти Филиппа IV. Вот почему король стремился заполучить в свои руки имущество рыцарей, а также ликвидировать их политическое влияние. В 1307 году тамплиеры предстали перед инквизицией по обвинению в богохульстве, ереси и разврате (содомия и гомосексуализм). Законы того времени рассматривали гомосексуализм наказуемым деянием. Однако обвинения, по всей вероятности, не были в достаточной степени обоснованы, в еще меньшей степени инквизиция могла располагать доказательствами вины. Инквизиция бросила в тюрьмы около 15 000 французских рыцарей-тамплиеров и значительную часть из них уничтожила. Для уничтожения тамплиеров светская власть нуждалась в помощи со стороны папы. Именно поэтому Климент V созвал в октябре 1311 года Вьеннский вселенский собор. Собор, подчинившись вооруженной силе французского короля, объявил в марте 1312 года о роспуске рыцарского ордена тамплиеров, а обвинения признал обоснованными. В булле «Vox clamantis», в которой сообщалось о принятом решении, папа передавал имущество ордена рыцарскому ордену иоаннитов. Однако на самом деле имущество поделили между собой французский король и герцоги.

http://sedmitza.ru/lib/text/441623/

После смерти Урбана II ситуация изменилась. Новый папа Римский Пасхалий II (1099-1118), дружественно настроенный по отношению к Гвидо Вьеннскому, в янв. 1107 г. сократил привилегии, дарованные каноникам его предшественником. После того как Гвидо Вьеннский был избран на Римский престол, одним из первых его посланий каноникат был вновь переведен в юрисдикцию Вьеннского архиепископа (привилегия от 28 июня 1119). С нач. XII в. Гвидо принимал активное участие в папской церковной политике в качестве легата. После избрания папой Римским Пасхалия II Гвидо был вызван к понтифику и назначен папским легатом в Англии. Летом 1100 г. он отправился туда, вероятно, с целью заставить англ. кор. Вильгельма II (1087-1100) отказаться от практики утверждения папских легатов королем (это право было присвоено кор. Вильгельмом I Завоевателем). Неудача папского посланника, вероятно, стала причиной отзыва легатских полномочий. Вскоре (точная дата неизв.) Гвидо был назначен папским легатом в Вост. Франции и Бургундии и неоднократно принимал участие в урегулировании конфликтов между франц. епископами. В 1107-1109 гг. был папским наместником в архиеп-стве Безансон, а позднее разрешил спор между 2 главными церквами Безансона, Сен-Жан и Сент-Этьен, за статус кафедрального собора (и соответственно за право капитула собора избирать архиепископа). После того как имп. Генрих V в послании (предположительно, 1112 или 1113) поддержал каноников ц. Сент-Этьен, конфликт приобрел характер затяжной борьбы между партиями сторонников императора и папы Римского. Противостояние каноников двух церквей в Безансоне обсуждалось на Латеранском Соборе в марте 1116 г., затем на Латеранском I Соборе в 1123 г. Отношения между Гвидо Вьеннским и папой резко обострились после принятия Пасхалием II документа о признании Церковью права светской инвеституры до епископского рукоположения, к-рый был навязан папе имп. Генрихом V (его уничижительное название «Pravileg» образовано от лат. слов pravus - кривой, неправильный и privilegium - закон, привилегия).

http://pravenc.ru/text/1320101.html

Но в церковной истории есть и другой пример взаимоотношений исповедников и отпадших. О них мы можем прочитать в послании христиан городов Лиона и Вьенны церквам Асии и Фригии о гонениях 177 г. В послании сказано, что отпадших держали в тюрьме, как и остальных, и тоже пытали. «В то время отречение было бесполезно, и объявившие себя тем, чем они и были, были посажены как христиане и ни в чем другом их не обвиняли; этих же держали как убийц и развратников, и по сравнению с остальными наказаны они были вдвойне. Радость мученичества, надежда на обещанную награду, любовь ко Христу, дух Отчий – все это облегчало участь исповедников; зато отрекшихся сильно мучила совесть: когда узников выводили, то их сразу можно было отличить по виду. Исповедники шли веселые; на их лицах была печать благодати и славы... От них исходило благоухание Христово; некоторые даже думали, что они умащиваются миром; отрекшиеся шли понурые, приниженные, всякое благообразие было ими утрачено; к тому же язычники оскорбляли их как низких трусов, обвиняли в человекоубийстве... Видя это, и остальные укреплялись...не сомневаясь произносили свое исповедание». А более всего поразительно, что когда от кесаря пришло повеление «исповедников мучить; кто отречется, тех отпустить», большинство отступников вернулось к вере. Это произошло благодаря исповедникам. Они не превозносились над падшими, но «проливая за них обильные слезы перед Отцом, просили даровать им жизнь, и Он давал ее; они отдавали ее ближним и, победив все, отходили к Богу». Вдохновленные исповедниками, «ожившие, полные сил подходили они (бывшие отступники. – Е.Н.) к кафедре для нового допроса, и радовался Господь, не желающий смерти грешника, милостивый к кающимся». Так, по словам послания, «живые оживили мертвых». Недавние отступники мужественно исповедали свою веру и были причислены к мученикам. Описывая подвиг своих братьев, лионские и вьеннские христиане подчеркивают их смирение: «Многократно мучимые, бросаемые зверям и возвращаемые в тюрьму, все в ожогах, рубцах и ранах, они не только сами не объявляли себя мучениками, но запрещали нам их так называть». Они говорили: «Мы просто исповедники ничтожные» и «со слезами просили братьев усиленно молиться, чтобы им устоять до конца» 301 .

http://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjaty...

   001    002    003    004    005   006     007    008    009    010