Рубрики Коллекции Система пользовательского поиска Упорядочить: Relevance Relevance Как я перестал читать Евангелие и что из этого вышло — рассказ священника 3 мин., 31.10.2022 Во время моего начального монашеского служения в Донском монастыре Москвы был такой период, когда я перестал читать Евангелие. Работы у меня тогда было очень много, и не хватало времени, чтобы, сосредоточившись, открыть Священное Писание, погрузиться в смысл слов. Я не придавал этому большого значения, а просто продолжал выполнять послушания, работал с четырех утра и до самого позднего вечера. Никаких внешних изменений не происходило, но я постепенно начал замечать, что меня всё больше и больше тяготит чувство сильной духовной и телесной усталости, которое не мог «скинуть» ни сном, ни едой, ни отдыхом. Я засыпал и просыпался, ходил на братские службы, трудился, но ощущение, что кто-то будто впился в шею и сосет из меня все силы, не покидало. Я хожу — ноги подгибаются, сажусь за руль — руки трясутся. Тело и душа истощались с каждым днем, а я всё не мог понять причину. Однажды в таком состоянии я пришёл в кабинет наместника, отца Агафодора, чтобы обсудить некоторые трудовые вопросы. Он, как человек проницательный, чуть только я начал разговор, спрашивает меня: «Что с тобой происходит?» Я уже практически обессиленным голосом, тихо отвечаю: «Не знаю… Плохо мне что-то, тяжело». Он остановил на мне пристальный взгляд, словно за пару секунд смог разглядеть мою душу и найти источник болезни, и неожиданно задал вопрос: «А ты Евангелие давно читал?» Я стал вспоминать: действительно, я перестал читать Евангелие. Каким образом это могло произойти? Как давно я живу без главной духовной пищи? Начал вспоминать и с ужасом обнаружил, что не помню, когда последний раз брал в руки книгу. С сильнейшим внутренним волнением я прибежал в келью, схватил Евангелие и стал читать. Открыл его и, как умирающий от жажды человек, читал и читал, читал и читал… Удивительное впечатление: чем больше я прочитывал, тем острее чувствовал, что мне становится лучше. Зубы, впившиеся в шею и высасывающие мои силы, постепенно разжимались, дышалось свободнее. С каждой новой главой (а я прочел разом около десяти) становилось всё легче и легче. Я перелистывал страницу за страницей, пока не понял, что полностью освободился от недуга. Чувство угнетенности прошло. Порабощение, в котором я находился всё то время, стало для меня большим уроком, который не нужно повторять дважды. С тех пор я прочитываю 365 глав в году — то есть читаю по главе каждое утро.

http://foma.ru/kak-ya-perestal-chitat-ev...

– Почему вы не явились вместе с другими для принесения жертвы богам? – и потом прибавил – Поспешите пред моими глазами исправить ваш проступок, чтобы ненависть оклеветавших вас обратилась на их собственную голову, а ваша слава чрез то умножилась более прежнего. Святые же, не боясь страха и не ища человеческой славы, мужественно отвечали на сие: – Не должно нам, о судия, прогневлять нашего Бога и быть неблагодарными за Его к нам благодеяния! Ибо самые скоты были бы обличителями нашей неблагодарности, – ведь и они знают своего хозяина; мы же оказались бы не знающими нашего Создателя, если бы почтили ложных богов, оставив Истинного Господа нашего. Когда они так говорили, Бог подтвердил слова их следующим знамением: внезапно произошло сильное землетрясение, и все идолы были низвергнуты и рассыпались в прах. Но злоба Валерия была сильна и непреклонна: вместо того, чтобы подивиться неизреченной силе Божией и посмеяться крайнему ничтожеству ложных богов, он оказался лишь еще более безумным и несмысленным. Пристыженный благородством и кротостью тех мужей, он удержался от причинения им тогда же самых тяжких мук и повелел возложить на шеи их железные цепи и водить их нагими по городу. Так доблестные подвижники, достойные высокой чести, были водимы по улицам с бесчестием, достойные неисчислимых похвал были осмеиваемы и подвергались поруганиям. Судия же, думая, что, наказанные таким бесчестием, они изменят теперь твердости своего исповедания, замыслил привлечь их на свою сторону льстивыми речами и начал говорить: – Если бы я не считал вас благоразумными, то никогда не стал бы подавать вам доброго совета, а склонил бы вас к нашей вере мучениями, против вашей воли. Но так как ваше благоразумие и благонравие указывают на ваше, свойственное великим людям, уменье здраво судить о деле, то я вознамерился быть для вас добрым советником. Не безызвестно, я думаю, вам, что слава и честь воздаются бессмертным богам с древних времен, и это остается так до сего времени не только у нас, знающих греческий и римский языки 6635 , но и у варваров; ибо чрез такое усердие к богам города управляются добрыми законами, одерживаются победы над врагами и укрепляется мир. Почему же цари и князья Римские достигли такой славы, что ниспровергли города и народы и подчинили своей власти всех врагов? – не потому ли, что почитали богов и поклонялись им? – Почтите же их и вы. И если, через слова невежественных людей, вы прельстились неразумной и только недавно появившейся христианской верой, то образумьтесь ныне и возвратитесь к тому, что лучше. Тогда и боги помилуют вас, и вы насладитесь многими благами, имеющимися у нас; от царя же ожидают вас великие милости. Но если вы останетесь при прежнем упорстве, то и блага эти утратите и нас заставите поступить с вами с крайнею жестокостью.

http://azbyka.ru/otechnik/Dmitrij_Rostov...

Святой Карп отвечал на сие: – Совета твоего, который от света ведет во тьму и от жизни к смерти, никто не может назвать добрым, но назовет обольщением и сетью. Если ты почитаешь старость мою, то почему же не веришь мне, когда я отечески подаю тебе совет? Ибо я более сожалею о твоей погибели, чем ты о моих страданиях, и весьма печалюсь о твоем бедствии, – что ты возложил надежду на суету 6638 и почитаешь таких богов, которые не избавят тебя от вечных мучений: ведь они бездушны, созданы человеческой рукой и не могут на самом деле называться богами, будучи суетными и ни на что негодными идолами. Валерий не мог далее сносить бесчестия своих богов и повелел палачам взять святого Карпа и, привязав его, жестоко бить терновыми розгами. Когда били святого, все тело его было изранено, и части плоти, отпадая под ударами, летели на землю. Но этого было еще мало мучителю, – он призвал других палачей. Одни из них опаляли ребра Карпа свечами, другие посыпали раны его солью, так что земля орошалась кровью святого; жилы разрывались и причиняли ему весьма тяжкое страдание; мученик же, чем более увеличивалось его мучение, тем сильнее укреплялся в любви к Богу и терпении. Стоя связанный, он улыбнулся среди мучений, и князь спросил его: – Почему ты, Карп, засмеялся? Он же сказал: – Я видел предназначенную мне благодать Христа моего, и потому возрадовался. Ибо святой видел в сие время небеса отверстыми, Господа сидящим на престоле, и Херувимов и Серафимов вокруг Него. Так утешил Господь Своего раба среди мучений, и превозмогла благодать Божия все страдания, так что святой забыл о своих болезненных ранах и о тяжких мучениях, которые доблестно претерпевал. Он был мучен до тех пор, пока не устали мучители и, заключенный после мучений в темницу, благодарил Бога, сподобившего его пострадать за Него. Потом, вызвав на суд святого Папилу, Валерий начал спрашивать, – как бы впервые видел его: – Какого ты рода и отечества и каков род твоих занятий? – Ты уже знаешь о мне, – отвечал святой, – что я родился от благородных родителей в городе Пергаме, владею искусством врачевания, – не того, что зависит от трав, растущих на земле, но того, которое подается свыше от Бога; сие врачевание не только пользует тело, но исцеляет и душевные болезни.

http://azbyka.ru/otechnik/Dmitrij_Rostov...

Этого он больше всего и добивается. «Случаются у нас в обители дивные примеры для вразумления прочих и вместе с тем и страшные, особенно для вразумления своевольных молодых подвижников, которые доверяют своему сердцу», – предупреждает он 163 . Подобные поучительные случаи во множестве описаны в рассказах старца. Вот некоторые из духовников, ставших вслед за отцом Макарием духовными преемниками отца Иеронима и составлявших старчество Русской обители. Иеросхимонах Агафодор (в Русском монастыре – с 1869 года; †1920 год), как братский духовник занимавший первое место, всегда внимательный, ласковый, сумел привлечь к себе сердца многих, как новичков-послушников, так и убеленных сединами старцев. Двери его келлии всегда были открыты для желающих очистить свою совесть исповедью, скорбящие, малодушные находили в нем заботливого отца, и редко кто из них уходил от него неуспокоенным. Большинство его духовных чад горячо любили своего старца и готовы были для него на всякое самопожертвование. Он был благой советник всем, кто искренне желал идти тесным иноческим путем к Небесному Царствию. Имел особенную любовь и доверие к отцу Иерониму и после его смерти записал несколько рассказов об особом благодатном устроении своего великого старца. Иеросхимонах Вероник (в Русском монастыре – с 1872 года; † 1919 год) показывал собой пример детской простоты, веры и любви, столь редких добродетелей. Вера и любовь его к Царице Небесной, как он любил называть Матерь Божию, были безграничны. С нестяжательностью он соединял и глубокое смирение. Иеросхимонах Виссарион (в Русском монастыре – с 1862 года; †1907 год), настоятельствовавший в Петербурге, Одессе и Константинополе. Он был всем примером тщательного исполнения всякого послушания, смирения и кротости. Иеросхимонах Михаил – подвижник в миру, не оставлявший никогда своего иноческого правила во время суетливого заведования подворьем в Таганроге и путешествий по России для сбора пожертвований. Давая в руководство новоначальным послушникам сочинение аввы Дорофея и следя за точным исполнением назначенных им послушаний, он воспитывал их достойными монахами, каковыми они проявили себя и в обители на Афоне.

http://azbyka.ru/otechnik/Ieronim-Solome...

Святейший Синод поручил рассмотреть акафист и дать о нем отзыв экзарху Грузии, высокопреосвященному Владимиру. Высокопреосвященный Владимир в своем отзыве писал, что акафист св. апостолу Симону Зилоту «составлен удовлетворительно, согласно со сказанием о жизни сего апостола и может быть допущен к напечатанию». Святейший Синод 14/27 июля 1895 года за 2042 определил: «Означенную рукопись (акафист с молитвой святому апостолу Симону Кананиту) по исправлении ее согласно сделанным на ней отметкам к напечатанию разрешить». Указ Санкт-Петербургскому духовно-цензурному комитету был послан 31 июля 1895 года за 3489 291 . 119 Акафист свв. священномученикам Василию, Ефрему, Евгению, Елпидию, Агафодору, Еферию и Капитону, в Херсоне епископствовавшим Акафист святым священномученикам, в Херсоне епископствовавшим, был составлен преосвященным Димитрием, архиепископом Херсонским. Представлялся он в Святейший Синод два раза двумя разными лицами. В первый раз он был представлен в Санкт-Петербургский духовно-цензурный комитет в 1895 году. Комитет, рассмотрев рукопись акафиста, 22 сентября 1895 года нашел акафист по содержанию высоконазидательным, о чем и доносил Святейшему Синоду 29 сентября 1895 года за 2107. Этот же акафист был представлен в 1897 году на рассмотрение Московской духовной цензуры. 11 сентября 1897 года за 2283 Московский духовно-цензурный комитет доносил Святейшему Синоду, что «означенный акафист отличается обычными достоинствами, свойственными перу знаменитого отечественного богослова и проповедника – обилием и ясностью мыслей, особенной теплотой чувства и живостью изложения. В своем произведении Высокопреосвященный автор весьма искусно препобеждает трудность составления акафиста – общего нескольким святым, в должной полноте приводит исторические обстоятельства их жизни и указывает их личные особенности. Немалым достоинством акафиста нужно признать также удачное соединение в нем славянских речений с русской речью, что способствует его большей удобопонятности и назидательности. Если что может в нем нуждаться в некотором исправлении, то разве только немногие его выражения. По своим несомненным достоинствам, далеко превосходящим незначительные недостатки, означенный акафист с пользой мог бы быть употребляем в церковном богослужении и вместе с тем для почитателей памяти святителя Димитрия мог бы служить памятником его церковно-богослужебной литературной деятельности, по которой он доселе еще не был известен печати».

http://azbyka.ru/otechnik/Aleksandr_Popo...

431. Палладию. О том, что доброе всеяно в самой природе нашей. От природы благочестие в нас. И благоугождающим Богу было открыто ведение того, чего исполнение соблюдается напоследок в течение многого времени. Всему этому да научат тебя и Енос, который сам собою познал Бога, и Енох, который не только благоугодил Богу, но даже перешел к жизни лучшей и доныне пребывает в живых, и Мельхиседек, который священнодействовал, принося хлеб и вино (Быт.14:18), и предуказал тем образ Божественных Таин. 432. Кельсу. Земледельцы с корнем выдергивают вырастающие вместе с пшеницею плевелы, чтобы иметь в руках во время жатвы чистый плод. Посему и тебе надлежит отсекать помрачающие ум пороки, чтобы здравая и не причастная никакой страсти совесть возделывала брашно, пребывающее в живот (Ин.6:27). 433. Соломону. Если неистовствует и с яростью восстает на тебя пожелание плоти твоей и разгорячает ее зной лености, то напомни ей о будущем огне - и угаснет, потому что здешнее распаление блуда имеет концом тамошнюю печь. 434. Криспу. Если действует в тебе яд сребролюбия, этот корень всем злым (1Тим.6:10), и, к себе обратив все чувства, приводит в такое неистовство, что вдаешься в идолослужение, то отвечай ему богопреданным словом: Господу Богу моему поклонюсь и Тому единому послужу (Мф.4:10). И действие яда кончится, а ты вполне отрезвишься. 435. Агафодемону. С ожесточением выведываешь ты о жизни монахов и иереев, ища в ней безгрешности, которая свойственна одному Богу и преуспевающего в которой нет между людьми. Но если желаешь найти сообразное с природою, то вот оно: не вдаваться ни в какую произвольную неправду, что возможно человеку святому; не впадать во многие невольные неправды, что свойственно вознамерившимся приблизиться к Богу; а меньшее этого, но весьма удобное для многих - не оставаться надолго в грехах. 436. Зосиме. О пришествии Божием. Пришествие Сына Божия во плоти, соделавшееся целебным для грехов человеческих, устрашило всех: и людей, и демонов: одних - уверив в пощаде их естества, как вступившего в единение с Богом, а других - понудив отказаться от злоумышления против сего естества, как соделавшегося наконец безгрешным. Но тебя и это все же не смягчило, не привело в страх, не научило целомудрию. Посему, если ты человек, то да вразумит тебя первое пришествие, а если демон, - то да научит второе - не употреблять во зло прекрасной природы своей, предаваясь страстям. Ибо предстанешь на Суд дать отчет во всем этом и за долговременное бесчувствие подвергнуться продолжительной ответственности.

http://lib.pravmir.ru/library/ebook/940/...

Продолжим повествование Прасковьи Дмитриевны Арвонатаки. «Многие в обители говорят про Пелагею Ивановну, что «она мне много говорила, а что именно, теперь припомнить не могу»; даже прошедшее рассказывала каждому, кому нужно было убедиться в ее прозорливости и на пользу души. Мне самой сказала она, что было со мной в жизни, и прибавила такие слова: «Умнее бы была, если бы своим умом жила». «Я вам могла бы, – продолжает писать Прасковья Дмитриевна своему духовному отцу, – о ее предсказаниях, собственно ко мне относящихся, написать несколько листов, а также относящихся к моему сыну, и все они сбылись; но теперь печаль и скорбь подавляют меня. Что могла, то собрала и посылаю к вам... Отец Агафодор, саровский иеромонах, всегда уважал и чтил Пелагею Ивановну и однажды приехал посетить ее. Увидав, что она уж очень слаба, говорит ей: «Пелагея Ивановна, какая ты стала плохая! Ты скоро умрешь». Она взглянула на него да и говорит ему в ответ: «А ты впереди меня пойдешь». И что же? Он был у нее в ноябре и 2 декабря скончался, a Пелагея Ивановна умерла 30 января рано утром». Поясняя повествование Анны Герасимовны о том, как Пелагея Ивановна незадолго до своей смерти посетила келью матушки игумении, Прасковья Дмитриевна говорит в письме к своему духовному отцу: «Вот вам еще событие. Всему монастырю известно, что когда матушке-игумении заболеть, то Пелагея Ивановна, давно уж не выходившая из своей кельи, тут во время обедни приходит в матушкины комнаты, проходит прямо в ее спальню (хотя совсем не знала расположения комнат), ложится на ее постель, довольно долго лежит на ней, охает и стонет и много делает указаний и примет на болезнь, потом встает с постели и хочет уходить. Келейницы матушкины предложили ей чаю, она выпила две чашки и ушла прежде, чем матушка возвратилась от обедни. Матушка-игумения действительно скоро занемогла и была близка к смерти, и шесть месяцев не выходила из кельи». «Еще вам одно напишу, – продолжает Прасковья Дмитриевна. Ваш арзамасский житель, родной племянник Пелагеи Ивановны, Дмитрий Андреевич, приезжал к ней три раза и с тремя невестами, чтобы она благословила его жениться, но она все не благословляла, а потом, когда в четвертый раз приехал, то она его встретила, подала красное яблочко и благословила жениться.

http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Sarovs...

185. Диакону Ирону. Многие обвинения часто делает невероятными жизнь обвиняемых. Нередко человек добрый, лишь только на него взглянут, и не оправдываясь, не только отражает от себя всякое обвинение и злословие, но даже отходит увенчанным похвалами. Посему, если хочешь, чтобы враги твои понесли наказание, упражняйся в добродетели; ибо соплетаемые тебе всеми похвалы для них и тяжелее, и неприятнее всякого мучения. 186. Грамматику Агафодемону. Если некоторые из тех, кем ты руководишь, придут в бешенство и, покрывшись пеною, станут поступать в чем-либо самовольно и рваться из-под узды, сдерживай и обуздывай их, чтобы не понеслись по стремнинам. Если же приметишь между ними сребролюбцев, говори непрестанно: " Какая это новая и нелепая страсть - сребролюбие, которая все приобретенное превращает в пищу желанию большего и все сильнее разжигает его? Непрестанно в себя принимая, она никогда не насыщается; подобно какой-то многоглавой гидре, тысячами уст препровождая пищу в ненасытное чрево, она так жадно вожделевает еще большего, как будто бы ничего не принимала с самого начала. Кто же из людей благоразумных решится возлюбить сию страсть, которая одержимых ею здесь наказывает, а там предает огню неугасимому? " 187. Дометию. Многие блаженным почитают не того, кто вовсе не испытал горестей, обычно встречающихся людям (сие и невозможно), но того, кто изведал их мало. Ибо по причине множества бедствий, в какие погружается большая часть людей, признают блаженным и того, кто боролся с немногими. Но мы человека, потерпевшего много и перенесшего это великодушно, ублажаем более, нежели того, кто потерпел мало. Ибо за борьбу соплетаются венцы и за подвигами следуют награды. 188. Пресвитеру Зосиме. Какою скверною, нечистотою, мерзостью, какою из явных для всякого гнусностей не называют иные тебя, жалкий Зосима? Ни время, ни старость не могут заградить им уста, ибо все слышащие свидетельствуют, что вместо многого высказано немногое и вместо срамного - то, о чем еще можно говорить. Посему смотри, как заградить им уста? Но заградишь, если положишь конец ненасытной роскоши.

http://lib.pravmir.ru/library/ebook/942/...

— Я с удовольствием допустил бы вас до служения, если бы отец Николай хоть на словах подтвердил, что знает вас как православного, не запрещенного священника, — сказал ему владыка. — Даже если бы он передал свой отзыв не лично, а через свою мать, но вы видите, какое создалось положение. Будем надеяться, что свидания им скоро разрешат, а пока я напишу о вас митрополиту. Для Константина Сергеевича принятие священства имело громадное значение, как поворотный момент всей его жизни, и ему, понятно, хотелось, чтобы все происходило стройно и, по возможности, красиво. Сам он, служа за иподиакона, делал все от него зависящее, чтобы и от внешней стороны таинства у ставленника сохранилось хорошее воспоминание. Но у него самого так едва ли получится. Без него оставался только один иподиакон Ваня Селихов, а другого негде было взять. Строго говоря, любой из мальчиков мог произнести единственное требующееся от иподиакона слово — «повели»! Все они, даже семилетний Гора Пятаков, упражняются в этом во внебогослужебное время. Кажется, старшие питали при этом кое-какие надежды, не думая о том, что тринадцати-четырнадцатилетний иподиакон, не доросший даже до плеча ставленника, будет просто смешон. Единственным взрослым кандидатом оставался Виктор Трубицын, но Виктор — великий путаник, и голос у него никакой. Его можно безопасно допустить только раздувать угли для кадила, в крайнем случае подать это кадило. Если же нужда заставляла доверить ему что- то другое, все остальные напряженно следили за ним, опасаясь, не выкинул бы он чего-нибудь неожиданного. И все-таки, кроме него, не было никого. Конечно, есть рядом и идеальный старший иподиакон Н. Л. Агафодоров, он сам «спит и видит» участвовать в посвящении Константина Сергеевича, но это совершенно невозможно. Еще на диаконскую хиротонию он, может быть, как-нибудь сумеет отпроситься, а отпрашиваться на священническую — даже у него не повернется язык. Хоть бы это был какой-нибудь другой праздник, а то Рождество! И думать нечего. Небольшая надежда у него все-таки остается. Она основана на том, что Парадоксову, по его возрасту, трудно выстаивать длинные службы и потому он не допускает у себя протяжного пения. Служба в Старом соборе всегда кончается значительно раньше, чем в Новом, тем более когда в Новом архиерейская. Но одно дело, если она вообще кончится раньше, а другое — успеть закончить, Да притом без ущерба для праздничной торжественности, пока в Новом еще не запели «Херувимскую». Да ведь нужно еще и добежать туда, а это еще десять — пятнадцать минут.

http://azbyka.ru/fiction/otcovskij-krest...

Много раз я говорил пред чашей Завета Твоего: не дам Тебе лобзания, яко Иуда, и опять возвращался безумно в плен дьявола. Есть ли мне и после сего надежда покаяния? Отверзутся ли мне еще двери милосердия Твоего? Приимешь ли паки предателя Своего, тясячекратно распинавшего Тебя грехами своими? Но слышу вожделенный глас Твой, Человеколюбче: яко не призвати праведные, но грешные в покаяние взыскати и спасти погибшего приходил Ты на землю. Верую, что бесконечная благость Твоя ищет и меня заблудшего, что бездна милосердия Твоего покроет все множество и моих бесчисленных зол. Буди убо Спаситель и мне погибшему; не отврати лица Твоего и от меня оскверненного; яви человеколюбие и на мне, достойном всех мучений ада! Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей! Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче! Чего требует истинное покаяние? Требует совершенного оставления греха, совершенного изменения образа жизни – мыслей, чувствований и действий, совершенного обновления и возрождения духовного. Но совлечься ветхого человека не так легко, братья мои, как переменить изветшавшую одежду на новую. Здесь предстоит подвиг тяжкий и болезненный, брань жестокая и упорная. Враг наш дьявол не упускает своей добычи без ожесточенного сопротивления; самая плоть наша вопиет с болезнью при неизбежных в покаянии лишениях и трудах; самый мир, т.е. окружающие нас люди, руководимые еще духом века сего или по легкомыслию, или по неразумному усердию ставят преграды и препоны подвизающемуся в покаянии. Нужно возненавидеть грех до того, чтобы одна мысль о нем приводила нас в трепет, чтобы каждый злой помысл, появляющийся в душе, ужасал нас как змея, готовая ужалить. Нужно вооружиться всей силой духа против собственной греховной природы, чтобы никакие вопли ее, самые болезненные, не могли совратить нас от пути заповедей Божиих. Нужно укрепиться всем мужеством и терпением против наветов мира, до того, чтобы быть в состоянии не увлечься никакими соблазнами, перенести всякое уничижение, презрение, оклеветание, разорвать, если нужно, самые нежные узы родства и дружбы.

http://azbyka.ru/otechnik/Dimitrij_Muret...

   001    002    003    004    005    006    007    008   009     010